БИОГРАФИЯ

РАБОТА С ИЗБИРАТЕЛЯМИ
КАТРЕНКО
ПУБЛИКАЦИИ
РАБОТА С ЗАКОНОПРОЕКТАМИ
ПОЗИЦИЯ
ПУБЛИКАЦИИ
ПИСЬМО ДЕПУТАТУ
поиск

Владимир Катренко о проблемах естественных монополий

Радио России
19 марта 2002 г.

Ведущий Виталий Ушканов: Председатель Комитета ГД по энергетике, транспорту и связи Владимир Катренко - желанная персона на Радио России. Говорить мы сегодня будем о монополистах, всемогущих, уверенных в себе, знающих себе цену. Как вы считаете, кто все-таки диктует сегодня правила игры - они или государство?

Владимир Катренко: Вопрос непростой. Я с удовольствием приветствую всех радиослушателей, мне еще раз приятно побывать в вашей студии.

Отвечая на ваш вопрос, хотел бы сказать так, что на него однозначно ответить невозможно. Здесь существует целый ряд факторов, которые и влияют на принятие тех или иных решений.

В принципе, по Конституции, по тому законодательству, которым мы руководствуемся в своей повседневной деятельности, вопросы государственного регулирования естественных монополий отданы правительству, хотя на принятие решений влияет большое количество и других факторов, в том числе и политических.

Ведущий: Насколько велико влияние монополистов на экономическое положение России?

Владимир Катренко: Мы не должны забывать, как-то это выходит за рамки разного рода политических дискуссий, что главным богатством бывшего СССР и нынешней России были, есть и остаются предприятия или сферы ТЭК, это наша угольная отрасль, наша нефтяная отрасль, газовая отрасль, это все те сферы, которые создавали главное достояние России и двадцать лет назад, и пять лет назад и создают его сегодня. Это та основа, тот фундамент, на котором сегодня правительство, президент и мы, как представители законодательной власти, строим свое будущее. Именно на этом пьедестале мы стараемся отстроить и экономическую стратегию России как минимум до 2020 года, и ее энергетическую стратегию.

Ведущий: Но при этом разговоры о необходимости реформирования естественных монополий идут не первый год. На каком этапе пути мы сейчас находимся в этих реформах?

Владимир Катренко: На протяжении последних лет идут серьезные дискуссии о необходимости проведения реформ и в области электроэнергетики, и в области МПС, железнодорожного транспорта, в области связи они начались значительно раньше, хотя законопроект о связи правительством на сегодняшний день пока еще не внесен.

Я бы сказал так, на сегодняшний день в нашей стране мы находимся на этапе, когда политическая воля проявлена, решение на уровне правительства и президента о начале реформ в электроэнергетической и железнодорожной отраслях приняты, однако к моменту законодательного их обеспечения мы еще, к сожалению, не приступили.

Ведущий: А что мешает?

Владимир Катренко: Мешает причина, что эти законы, к сожалению, сегодня пока недоработаны в правительстве, и из тех шести, которые уже должны были быть внесены по реформе электроэнергетике на сегодняшний день внесен всего один - о государственном регулировании тарифов на тепловую и электрическую энергию. Пять остальных мы ожидаем в течение марта.

Такая тенденция наблюдается в течение последних нескольких месяцев, она не благоприятствует тому, чтобы эта реформа двигалась именно в том направлении, как было принято в свое время постановление правительства. Эта опасная медлительность с внесением законопроектов и тормозит весь ход реформы, как в электроэнергтике, как в газовой отрасли, как в отрасли связи, так и в отрасли железнодорожного транспорта.

Ведущий: Но у вас нет других вариантов, как просто сидеть и ждать?

Владимир Катренко: Как вам сказать? Есть альтернативные законопроекты, которые, к сожалению, неадекватны сегодняшним требованиям времени. Есть законопроекты, которые были внесены 4, 5, 2 или 6 лет назад, которые касались начала реформы этих отраслей, или решения отдельно взятых вопросов.

Однако в комплексе эту проблему решать можно только, как в свое время рекомендовал президент, когда в унисон работают и администрация президента, и правительство, и Дума. Надо отдать должное, нынешний состав Думы позволяет сегодня, благодаря координации усилий четырех фракций, планомерно и целенаправленно решать вопросы законодательного обеспечения, и очень важно, чтобы именно здесь те специалисты в правительстве, которые отвечают за своевременное внесение и доработку законопроектов, чтобы не опаздывали.

Ведущий: От МПС вы тоже ожидаете каких-то законопроектов?

Владимир Катренко: Да, мы ждали пять законопроектов и об особенностях приватизации на федеральном железнодорожном транспорте, о внесении изменений и дополнений в федеральный закон о железнодорожном транспорте, о внесении изменений и дополнений в федеральный закон - транспортный устав железных дорог. На сегодняшний день все эти документы находятся в правительстве, и мы ожидаем, что они поступят в Думу где-то в апреле-мае.

Ведущий: Когда появился новый министр в МПС?

Владимир Катренко: Я не назову точную дату, но уже несколько месяцев. Новый старый министр Фадеев.

Ведущий: Может быть, все-таки уже должны быть какие-то реальные шаги сделаны?

Владимир Катренко: Мы договорились с ним, что встретимся на нынешней неделе, возможно эта встреча произойдет в ближайший четверг. Я понимаю его трудности, я понимаю, что ему сегодня надо в течение кратчайшего срока быстро реализовать все наработанное его предшественником, для того чтобы и не затормаживать ту реформу, которая начата, и в то же время не навредить.

Я сегодня выражаю не только собственное мнение, это мнение широкого круга депутатов, с которыми мне приходится общаться, работать, я благодарен судьбе, что у нас в Комитете это маститые люди, это и бывшие руководители правительства, и бывшие министры, и руководители регионального уровня, это те люди, которые сделали себя сами. Я выражаю сегодня коллективную точку зрения, что любая реформа результативна только тогда, когда она повышает естественные эффективность и качество услуг той или иной сферы, когда решаются вопросы безопасности и когда естественно планомерно решаются вопросы издержек.

Мы рассчитываем, что с приходом нового старого министра все эти вопросы в отрасли железнодорожного транспорта будут планомерно решаться.

Ведущий: Чтобы не получилось так, что цены на билеты растут, а простыни в вагонах остаются влажными и грязными, а проводницы - хамоватыми, да?

Владимир Катренко: Вы очень хорошо сказали, вы абсолютно правы, и мы рассчитываем на то, что это не только в отрасли железнодорожного транспорта, но и в отрасли электроэнергетики, в области газовой отрасли, если мы в конце концов разработаем концепцию и приступим к реформе, мы достигнем результатов, когда это не ложится тяжким бременем на плечи потребителей, и не тот случай, когда проблемы отрасли решаются сугубо за счет повышения тарифов, но когда предпринимаются конкретные меры по снижению издержек в рамках самой отрасли. Это в первую очередь делает честь любому руководителю.

Ведущий: Достаточно давно уже был учрежден единый тарифный орган, его полномочия были переданы Федеральной Энергетической Комиссии, времени достаточно уже прошло. Как вы считаете, удалось ли этому органу стать авторитетным, весомым на этом рынке?

Владимир Катренко: К сожалению, те ожидания, которыми мы жили еще четыре-пять месяцев назад, на сегодняшний день пока не оправдываются, и эту тему мы уже неоднократно обсуждали не только в рамках комитета, не только в рамках межфракционного объединения, не только на заседаниях фракции, но мы эту тему озвучивали даже на встрече с президентом, потому что, как известно, это золотая идея о создании единого тарифного органа, и я не побоюсь назвать ее золотой, принадлежит Владимиру Владимировичу, он в свое время ее озвучил.

К сожалению, на сегодняшний день эта золотая идея не находит своей реализации, и в первую очередь потому, что простая механическая передача тех или иных функций разного рода министерств, которые вчера занимались регулированием тарифов, это и МАП, и МПС, и Минтранс в той или иной степени, это и другие ведомства, само по себе результатов не даст.

Глубокое убеждение широкого круга депутатов, а мы эту тему обсуждали в декабре, когда приглашали Кутового, руководителя ФЭК для того, чтобы изучить ситуацию о ходе выполнения поручений президента. И пришли к неутешительному выводу, что, к сожалению, идея размывается. Мы считаем, что единый тарифный орган должен быть не столько органом тарифного регулирования, сколько органом тарифной политики. И он не должен быть только расчетным центром при правительстве, а это должен быть орган, который управляет, направляет, координирует и контролирует деятельность естественных монополий.

Мы глубоко убеждены, что он обязательно должен быть подчинен президенту. В сегодняшних непростых условиях, когда при наличии политической воли в короткие сроки надо развернуть целую отрасль, это абсолютно необходимо.

Я еще раз повторяю, то не моя точка зрения, на этот счет есть решение комитета, на этот счет есть решение широкого круга депутатов, имеющих отношение к депутатскому объединению “Энергия России”, это ни много ни мало 150 человек, это выходцы из ТЭК, это люди, как я еще раз повторяюсь, делали себя сами. Это и бывшие министры, руководители регионов, и бывшие руководители правительства. Мы единодушны во мнении, что единый тарифный орган должен замыкаться на президента.

Ведущий: Эта ваша идея, как кабинет министров ее воспримет? Если будет такой единый тарифный орган с такими полномочиями, подчиненный главе государства, то кабинет министров может отдыхать.

Владимир Катренко: Извините, у нас слишком много проблем, и комплекс тем, которыми занимается правительство, он настолько широк, настолько многообразен, и я знаю, что подходы того же Михаила Михайловича Касьянова очень сбалансированы. Я думаю, что он с большим интересом и большой готовностью, мне кажется, сел бы за обсуждение этой темы, и мы готовы к этому диалогу. Я не боюсь того, что правительство останется без работы. Это, извините меня, как бы часть проблем, которыми они занимаются.

Ведущий: Следует ожидать, что этот единый тарифный орган, Федеральная Энергетическая Комиссия, как-то изменит свое положение и свои полномочия в ближайшее время?

Владимир Катренко: Мы, во всяком случае, на это рассчитываем. И второй момент, который в последнее время подчеркивается, мне кажется, что эту проблему уже начинают слышать. Это сроки принятия тарифов.

Много перекосов возникает из-за того, что после принятия бюджета в течение бюджетного года происходит регулирование тарифов, что потом тяжким бременем ложится на бюджетные организации, которые недофинансированы, которым не хватает бюджетных средств, это привносит перекос во взаимоотношения с разными ветвями власти и вызывает очень серьезную раздраженность.

Мы считаем, я еще раз повторяюсь, это не моя точка зрения, хотя я под нею тоже подписываюсь, я солидарен с широким кругом своих коллег, мы глубоко убеждены в том, что тарифное регулирование, принятие тарифов желательно производить один раз в год с принятием бюджета, максимум, два, может быть, на начальном этапе, пока мы не отработаем эту систему, не отработаем эту технологию. Но с временным лагом не более двух-трех ближайших лет.

А вообще было бы здорово, если бы уже в течение подготовки бюджета в текущем году к осени мы были готовы к тому, чтобы в процессе принятия бюджета установить тарифы на весь предстоящий 2003 год.

Ведущий: Но при этом, по мнению экономистов, мы не можем держать тарифы на том уровне, на котором они есть. Вы согласны с этим?

Владимир Катренко: Да, я согласен.

Ведущий: В принципе, рост тарифов неизбежен?

Владимир Катренко: Неизбежен.

Ведущий: Как это отразится на потребителе?

Владимир Катренко: Если потребитель, широкий круг потребителей останутся на тех позициях, на которых они находятся сегодня, если ничего не будет предпринято для повышения их благосостояния, конечно это тяжким бременем, если не тяжким, то серьезным бременем ляжет на плечи.

Но надо отдать должное, сегодня и правительство, и президент для широкого круга бюджетников предпринимает и уже предприняты усилия для повышения заработной платы. Министерство экономики и Минфин сегодня, осуществляя новые подходы к проведению налоговой политики, таможенной политики, дают нам надежду на то, что в ближайшее время и в сфере предпринимательства, в сфере бизнеса тоже мы сможем заметить более динамичные тенденции.

Хотя президент и выражает неудовлетворение темпами экономического роста, но тем не менее, они есть, и слава Богу, мы не падаем, тенденции сохраняются, и очень здорово, что мы не удовлетворены этими темпами. Если темпы экономического роста будут продолжаться, то, как вы говорите, этого тяжкого бремени широкий круг потребителей не почувствует.

Ведущий: А что будет, если тарифы искусственно сдерживать?

Владимир Катренко: Это даже неискушенному человеку понятно, что тем самым мы загоняем наши естественные монополии, наши главные составляющие экономики в тупик.

Я еще раз повторяю, при проведении грамотной тарифной политики, при прогнозировании развития тех или иных естественных монополий, при формировании тех или иных плановых реформирований, мы обязательно должны закладывать один очень важный пункт - что руководители этих монополий наряду с теми вопросами, которые они ставят и перед Федеральной Энергетической Комиссией, и перед правительством, не должны забывать о том, что надо делать все для того, чтобы издержки этих естественных монополий, издержки тех компаний, которые по сегодняшний день являются основой или стержнем экономики страны, чтобы над этими издержками работали тоже целенаправленно и эффективно.

Ведущий: Это значит, они должны быть прозрачными?

Владимир Катренко: Да.

Ведущий: Мы должны понимать, что если тарифы повысили, то куда эти деньги пошли?

Владимир Катренко: Абсолютно правильно.

Ведущий: Вы несколько раз с любовью говорили о межфракционном депутатском объединении “Энергия России”. Есть такое мнение, что это объединение лоббистское, что собрались депутаты, которые лоббируют интересы тех или иных энергетических, транспортных компаний. Вы будете с этим спорить?

Владимир Катренко: Я буду с этим категорически не соглашаться. Не может быть треть Думы лоббистами той или иной компании. Я как раз и рад тому, что после ухода Виктора Степановича, который был прародителем этого межфракционного депутатского объединения “Энергия России”, и после ухода которого к нам записалось еще 20 с лишним человек, на сегодняшний день это уже 134 депутата, это почти треть Думы, я не могу согласиться с тем, что такая огромная масса людей может быть лоббистами той или иной крупной, может быть, даже очень богатой компании или корпорации. Это по определению невозможно.

Но мне приятно сознавать, что в нынешнем составе Думы больше профессионалов. Мне приятно сознавать, что в нынешнем составе Думы больше людей, которые пришли из реального сектора экономики, которые четко понимают, что если мы ту дойную корову, которую принято называть сферой ТЭК, если мы ее не будем поддерживать, если мы не будем принимать меры для того, чтобы ее сохранить и развить, то будущего у российской экономики не будет. Можно сколько угодно говорить об изменениях в налоговой политике, о тарифной политике, можно бесконечно признаваться в любви к своей Родине, но если мы не разовьем главную основу нашего благосостояния - ТЭК, а это и угольная, и нефтяная, и газовая, и электроэнергетическая сфера, и масса других мелких направлений, если мы не дадим возможности развиваться ТЭКу, будущего у России не будет. Я считаю, что здесь такой грамотный конкретный целенаправленный и цивилизованный подход.

Ведущий: “Энергия России” оказывает влияние на цивилизованное развитие этих отраслей?

Владимир Катренко: В процессе обсуждения разного рода законопроектов не надо забывать о том, что должны учитываться интересы всего ТЭКа, а быть лоббистами одной какой-то компании по определению невозможно, потому что зачастую при обсуждении тех или иных законопроектов интересы Лукойла и Газпрома кардинально не совпадают, или ТНК и Газпрома, или ТНК и Итеры, или угольщиков и электроэнергетиков. Я еще раз говорю, это глубокое заблуждение, когда наше межфракционное депутатское объединение называют лоббистским, оно им не может быть по определению.



 дизайн:
Web-Мастерская — студия веб-дизайна