БИОГРАФИЯ

РАБОТА С ИЗБИРАТЕЛЯМИ
КАТРЕНКО
ПУБЛИКАЦИИ
РАБОТА С ЗАКОНОПРОЕКТАМИ
ПОЗИЦИЯ
ПУБЛИКАЦИИ
ПИСЬМО ДЕПУТАТУ
поиск

Беседа с руководителем Комитета ГД по энергетике, транспорту и связи Владимиром Катренко "Радио России", Персона Грата, 06.03.2001

Ведущий: Взаимоотношения власти и гражданина в России до сих пор вполне достоверно описывает старая, избитая фраза: "Обещать не значит жениться". О том, может ли власть не играть с народом в кошки-мышки и не кормить его обещаниями, мы поговорим с нашим гостем. Глава комитета ГД по энергетике, транспорту и связи Владимир Катренко - желанная персона на Радио России. Я рад вас видеть в нашей студии, Владимир Семенович.

Владимир Катренко: Здравствуйте.

Ведущий: Вы, конечно, не согласитесь, но смотрите, как чаще всего бывает. Человек избирает депутата, видит его в телевизионных программах, читает его интервью, в принципе понимает, что его избранник играет в большую, сложную политическую игру, вот только не всегда понимает, ему-то что от этой игры? Будете спорить со мной?

Владимир Катренко: Это тот тезис, над которым можно и порассуждать, и можно поспорить. Если мы идем с вами по пути всех цивилизованных стран, если мы сторонники истинной демократии, нам, конечно же, необходимы выборы. Нам необходимо вот это чистилище, которое проходят руководители всех уровней власти. Но, как в любом деле, здесь бывают издержки. И я, к сожалению, вынужден здесь с вами согласиться и констатировать, что есть определенная часть избранных руководителей, это не обязательно депутаты, которая, раздавая обещания направо и налево во время предвыборных кампаний, к сожалению, об этом забывают во время исполнения своих полномочий, и мне бы очень не хотелось оказаться в их числе.

Ведущий: И только к следующим выборам вспоминают о своем электорате, да?

Владимир Катренко: Да. К сожалению, таких примеров достаточно.

Ведущий: Я знаю, что у вас есть такой интересный опыт почтовых отчетов перед избирателями. Откуда эта идея возникла, и почему вы решили вот таким образом рассказывать о своей работе в ГД?

Владимир Катренко: Во-первых, спасибо, для меня весьма удивительно, что вы об этом опыте знаете. Да, мы вместе с коллегами, вместе со своими помощниками посчитали необходимым по истечении года работы в ГД подготовить специальное и открытое письмо избирателям того округа, от которого я избирался, это Кавказские Минеральные Воды, если с не с подробным, то с основательным перечнем проблем и дел, которыми нам пришлось заниматься, освещением тех тем, в которых нам пришлось участвовать. Я прекрасно понимал, идя на это открытое письмо, что у многих это вызовет раздражение, в общем-то я это сегодня ощущаю.

Ведущий: У избирателей раздражение?

Владимир Катренко: Не столько у избирателей, сколько у представителей оппозиции. Ведь это была политическая борьба, в которой я победил и обошел двенадцать конкурентов. А вы понимаете, что это было не совсем просто. И я, когда вот с этим открытым письмом обратился ко всем избирателям своего округа, а также ко всем избирателям Ставропольского края, очень по-доброму отозвался обо всех своих коллегах-депутатах, которые избраны от Южного федерального округа, от Ставрополья, и сказал, что все мои дела - это также и их участие, все те вопросы, которые мне удалось решить и в частном порядке, и те проблемы, которые я решал для своего региона, и те проблемы, которые решались для Ставропольского края, я бы никогда не смог решить, если бы не было поддержки той партии, в которой я сегодня состою, партии Единство, если бы не было поддержки основного большинства депутатов.

Ведущий: Ваши оппоненты как прореагировали?

Владимир Катренко: Есть как бы такая обратная реакция, хотя я в заключительной фразе писал, что кому-то мой отчет может нравиться, а у кого-то вызвать раздражение, я предполагал, что там больше эмоций, чем конкретных аргументов, потому что если бы я не хотел донести свою мысль, поделиться своими впечатлениями после года работы в ГД, а они продиктованы были самыми искренними моими желаниями и устремлениями, конечно же, я мог бы этого не делать. Тем более, что такая практика нигде в законах не описана, и она не обязывает депутата делать эти отчеты. Но я обещаю, что если, даст Бог, останусь депутатом еще три года, как бы это нравилось или не нравилось многим из тех, которые противопоставляют себя мне, я буду подобные открытые письма готовить после каждого года работы в ГД.

Ведущий: Вот это процентное соотношение можно посчитать, сколько времени у вас занимает работа над проблемой федерального характера и сколько времени вы уделяете лоббированию каких-то интересов чисто ставропольских?

Владимир Катренко: Тут очень трудно провести грань, потому что в течение одного месяца, может быть, больше, приходится уделять внимание вопросам работы в комитете, потому что комитет, как вы понимаете, очень широким комплексом вопросов занимается. Ну, я бы так сказал: я стараюсь быть справедливым и по отношению к своим избирателям, и по отношению к тем профессиональным темам, которыми я должен повседневно заниматься. Я стараюсь, чтобы это время равномерно распределялось и для этих целей я использую большую когорту своих помощников. Я с гордостью и сейчас, в этом открытом эфире, могу сказать, что свое обещание об открытии не одного представительства в регионе, а в семи городах моего избирательного округа у меня открыты постоянно действующие приемные, где каждый день мои помощники ведут прием и стараются от моего имени максимум тех вопросов, на которые они могут повлиять, решить.

Ведущий: А ваши оппоненты спросят: а где же это вы, Владимир Семенович, средства берете, чтобы содержать?

Владимир Катренко: Все дело в том, что у меня, слава Богу, законом предусмотрено содержание пяти помощников, помимо этого есть достаточное количество тех людей, которые хорошо обеспечены и могут совмещать эти обязанности. Поэтому больших затруднений для меня, особенно когда мы ставим перед собой цель конкретно повлиять или конкретно быть полезным и обществу, и государству, и избирателям, в общем-то больших проблем не вызывает.

Ведущий: Вы сказали о том, что еще, даст Бог, три года вы будете депутатом, но сейчас оживленные пошли разговоры о том, что выборы вполне могут в парламент состояться и досрочно и что чуть ли не летом они уже пройдут. Вы член президиума политсовета партии Единство, и я обязательно об этом хотел бы с вами сегодня поговорить, но прежде все-таки давайте о конкретных делах. Это будет такой анонс, что мы с вами такую тему обсудим, но прежде о конкретных делах. Вот отдельная тема, которая меня интересует - это парламентские слушания. На ваш взгляд, велика ли эффективность подобных мероприятий?

Владимир Катренко: Я часто и раньше думал, и сегодня я продолжаю думать на эту тему. Во многом это зависит от авторитета парламента и авторитета тех структур и органов, которые подобные слушания готовят. Но вот, исходя из своего опыта, а он у меня уже, слава Богу, одним годом не ограничивается, я депутат уже не первого созыва, могу сказать, что трудно переоценить значение парламентских слушаний, особенно если речь идет об актуальнейших проблемах жизнеобеспечения страны. Ну, вот так вот волею Бога, волею судьбы получилось, что наш комитет как раз вот занимается теми проблемами, которые самым острым образом на пути осуществления реформ, на том пути, по которому ведет нас сегодня президент Путин, встают. И я могу ответственно заявить сегодня уже с высоты как бы и своего положения, и с высоты своего опыта, что парламентские слушания очень важны, нужны и эффективны.

Ведущий: Давайте опять же еще более конкретно. 23 февраля были слушания касательно РАО ЕЭС России. К чему-то конкретному вы пришли, какие-то конкретные последствия этих слушаний будут в жизни как-то виды? Ведь мы в прошлую нашу встречу очень много посвятили времени именно разговору о реформировании российских энергосистем. И уже после нашей встречи ситуация в Приморье достигла таких масштабов, что дальше некуда. Последовала серия громких отставок. При этом и сегодня, по-моему, в России мало кто может гарантировать, что эта проблема решена, мало кто может гарантировать, что следующая зима не будет еще хуже, чем нынешняя. Вот конкретно, что же делать-то? Извечный российский вопрос.

Владимир Катренко: Кстати, после последней нашей встречи, где я озвучивал позицию и фракции, и комитета, мы как раз и говорили о том, что прекрасно осознавая всю степень опасности, которая надвигается на Россию, мы, как законодатели, мы, как парламентарии, должны сделать все для того, чтобы подобных примеров было как можно меньше. И я вам могу сказать, что вот эта серия отставок и серия конкретных мер и то, что был организован штаб по ликвидации последствий вот этой политики во главе с Анатолием Борисовичем Чубайсом во многом это плод и наших усилий, плод и нашего влияния на создавшуюся ситуацию. А что делать? Всем миром, не отстраняясь и не ожидая, что добрый президент, или хороший министр, или великолепный управленец из той или иной крупной естественной монопольной коммерческой структуры возьмет разработает и осчастливит весь российский народ. Мы не должны самоотстраняться от этих проблем. И как раз вот весь смысл проведения парламентских слушаний заключается в том, чтобы послушать как сторонников радикальных реформ, так и тех, кто предлагает их проводить более осторожными, но продуманными методами, так и тех, кто сегодня пока еще не определился, послушать и профессионалов, и региональных руководителей, и науку в обязательном порядке послушать, потому что в научной среде тоже разноречивые точки зрения существуют. Послушать широкий круг депутатов, наших коллег, потому что в процессе проведения заседаний вот палаты не всегда и не у каждого бывает возможность высказаться, выступают, как правило, или руководители фракций, или руководители комитетов. Послушать международных экспертов. И когда все это проводится в атмосфере желания найти конструктивное зерно, обязательно результат будет. Хотя я абсолютно убежден, что вот те рекомендации, над которыми вот мы еще продолжаем работать и сегодня сформирована или формируется рабочая группа с привлечением депутатов от каждой фракции, с привлечением специалистов от каждого из заинтересованных министерств и ведомств, с привлечением экспертов, я считаю, что вот после того, как вот эти рекомендации будут выработаны, они окончательно будут утверждены на комитете, это еще не является панацеей от всех бед, но правительство и те структуры, которые будут над окончательным проектом программы работать, они обязаны учесть, они не имеют права их не учесть. И моя совесть может быть спокойна в том смысле, что я дал возможность высказаться всем.

Ведущий: Но пока можно сказать, чья точка зрения берет вверх?

Владимир Катренко: Все без исключения, не было ни одного ни из числа тех, кто сегодня выступает с позиции проводить их быстро и не откладывая их в долгий ящик, как и тех, кто предлагают все-таки еще подождать, все соглашаются с мыслью о том, что что-то в естественных монополиях делать надо. И вообще та политика, которую проводит сегодня и президент, и все его помощники, а я себя также считаю его помощником, направлена на то, чтобы сбросить вот этот бюрократический корсет с естественных монополий и вывести их на тот уровень, который позволял бы нам быть более предсказуемыми, более прозрачными, более последовательными в своих действиях. И речь не идет только о РАО ЕЭС, речь идет и о Министерстве путей сообщения, речь идет и о АО "ГАЗПРОМ", речь идет и о Министерстве связи, и речь идет о других естественно-монопольных структурах, которых, слава Богу, еще у нас в России хватает.

Ведущий: Владимир Семенович, я знаю, что вы недавно вернулись в родную страну, ездили далеко за рубеж, были в Германии, в Бельгии, по-моему. Что же вас туда влекло так?

Владимир Катренко: Надо сказать, что меня заграницами не испугаешь. Вы знаете, что я большую часть своей сознательной жизни работал во внешнеэкономическом комплексе и в общем-то уже давным-давно для себя перешагнул черту, когда в каждом дяде-капиталисте видел доброго дядю Билла, или дядю Джона, или дядю Франца, которые приезжают нас осчастливить. Но вместе с тем я как бы четко понимаю, что в этом мире, объединяющемся мире как им без нас очень трудно выживать, так и нам без них очень сложно строить свое будущее. И в этой связи мы вместе с коллегами-депутатами и сотрудниками аппарата нашего комитета изучали опыт проведения реформ в электроэнергетике и в железнодорожном транспорте, опыт проведения реформ в Германии, Италии, Франции, в странах Восточной Европы, а также Великобритании. Ну и, надо сказать, что очень много полезного для себя почерпнули.

Ведущий: То есть в принципе мы можем что-то взять из их опыта?

Владимир Катренко: Мы не просто можем, мы обязаны. Мы просто должны учесть все их ошибки, потому что на каждой встрече, а их были десятки, очень напряженная программа, я очень рад, что там меньше времени уделялось, как это бывает, вопросам культурной программы, она была более прагматичной. Хотя мы и устали, но во всяком случае серьезное удовлетворение от всех этих многочисленных встреч мы испытываем. Мы не только должны, мы обязаны в первую очередь учесть негативный опыт.

Ведущий: А негативный опыт, например, в реформировании Министерства путей сообщения?

Владимир Катренко: Тут очень важно, прежде чем начинать реформы, четко определиться, какие цели мы перед собой ставим. И в обществе, прежде чем начинать любого рода реформы, к тому моменту, когда они должны быть начаты, должен быть, как минимум, консенсус обеспечен, когда у широких кругов участвующих в этом процессе людей есть обоюдная точка взаимопонимания, которая позволяет эти реформы начинать. Потому что, как мы знаем, дорога в ад устлана благими намерениями. И можно благополучно начатую реформу завести в такой тупик, что очень нетрудно предсказать революционную ситуацию. И для этих целей мы должны, конечно же, воспользовавшись как благим опытом, так и негативным всех тех стран, которые прошли уже этим путем или продолжают идти. Так вот, из всех реформ, которые были проведены в железнодорожной сфере, а это и Италия, это и Франция, это и страны Восточной Европы, и Великобритания, наиболее удовлетворительным считается германский опыт. Но надо сказать, что они от него и сами не в восторге, и нас предостерегают. Здесь можно говорить очень долго и очень много. Я хочу привести цифру, которую я уже сегодня озвучивал своим коллегам. Начиная с 60-х годов в Германии предпринималось шестнадцать попыток начать реформы. И последнюю, которую они сегодня реализуют, в общем-то как удовлетворительно ее оценивают, они готовили шесть лет. К тому моменту, когда они ее начали, у них был пакет законов в количестве 144 закона, который позволял им эти реформы начать. И другой очень важный момент, что к тому времени, когда они эти реформы начали, в обществе уже висело понимание необходимости проведения реформ. Для этих целей они привлекли специалистов, и международных экспертов, и ведущих ученых. Для этих целей они не пожалели деньги и начали проводить широкомасштабную учебу тех людей, которые работали в монопольной железнодорожной сфере и которые болели казенной психологией или обладали казенным менталитетом, для того чтобы их постепенно перестроить на рыночный менталитет. Для этих целей они в общем-то и сохранили чиновников, которые вчера являлись государственными, а специально под них организовали структуру, часть расходования взяла на себя уже новая акционерная дорога, и часть расходов взяло государство, сохранив их статус. Они подошли с позиции, что все работники железнодорожной сферы - это носители знаний, это значит, что это тот капитал, который может и должен быть востребован. Есть масса моментов, по которым нам, мне кажется, следовало бы сделать правильные выводы, взял для себя за пример.

Ведущий: Ну, не у нас одних со скрипом все это так идет?

Владимир Катренко: Ну, да. Я не могу сказать, что у идет со скрипом, у нас пока только предлагается концепция МПС, концепция правительства, у нас пока только начинается обсуждение самой концепции, и окончательно она утверждена может быть только в апреле, на заседании правительства. Мы же потому и проводим по поручению палаты парламента, по поручению совета ГД эти слушания чуть раньше, для того чтобы, может быть, сами эти предложения были... была возможность над ними еще поработать.

Ведущий: Эти слушания будут когда?

Владимир Катренко: 13 марта.

Ведущий: Только у нас в России одна беда: у нас консенсус с большим трудом достигается. У нас такое ощущение, что договориться по принципиальным вопросам политические силы просто не приучены.

Владимир Катренко: Я вынужден с вами согласиться, и в общем-то я чем больше вот сталкиваюсь с проблемами, которые приходится решать в высокой политике, тем больше убеждаюсь, как часто вот от конкретики, как часто от прагматичных и профессиональных тем мы легко переходим к политическим только потому, что это сегодня той или иной партии или группировке выгодно. Я с сожалением вынужден это констатировать.

Ведущий: Мы сейчас тоже так достаточно легко перейдем к политической теме, но скорее потому, что действительно вопрос, я думаю, волнует многих наших слушателей. Владимир Семенович, как я уже сказал, вы член президиума политсовета партии Единство. В последние дни очень много по агентствам цитируют и Клинцевича, и Грызлова, руководителей вашей фракции, моментально появляются какие-то опровержения. Проясните, пожалуйста, все-таки позицию партии Единство, позицию фракции Единство по вотуму недоверия нынешнему кабинету министров и, самое главное, будут ли летом досрочные выборы в ГД?

Владимир Катренко: Очень прямой вопрос, на который, откровенно вам скажу, вот именно сегодня мне не очень хотелось бы давать ответ. Я отвечу, может быть, односложной фразой, но которая как бы и мою позицию прояснит и, может быть, не заставит вас задавать мне другие вопросы. Я скажу одним предложением: все те высказывания, с которыми сегодня выступает руководитель фракции и руководитель политсовета партии Единство Борис Вячеславович Грызлов, мною поддерживаются, и я с ним однозначно солидаризуюсь, точно так же как я поддерживаю позицию, которую высказывает Франц Адамович Клинцевич, являющийся его замом.

Ведущий: Значит ли это, что нынешний парламент, на ваш взгляд, не вполне эффективен в решении каких-то действительно больных, принципиальных вопросов?

Владимир Катренко: Да. Я думаю, что многие проблемы можно было бы решать с наименьшими затратами и по времени, и материальными затратами.

Ведущий: В случае, если все-таки летом будут досрочные выборы, на ваш взгляд, перспектива Единства на них?

Владимир Катренко: Я думаю, что перспектива Единства, которое не боится сегодня в этой сложнейшей ситуации, когда есть возможность самосохраниться еще два с половиной года, благополучно решая и свои, и личные вопросы, и общественные вопросы, просуществовать, если в этой ситуации мы не боимся взять ответственность на себя, мне кажется, это повышает наши шансы.

Радио России 6 апреля 2001 г.


 дизайн:
Web-Мастерская