БИОГРАФИЯ

РАБОТА С ИЗБИРАТЕЛЯМИ
КАТРЕНКО
ПУБЛИКАЦИИ
РАБОТА С ЗАКОНОПРОЕКТАМИ
ПОЗИЦИЯ
ПУБЛИКАЦИИ
ПИСЬМО ДЕПУТАТУ
поиск

«Парламентский час»

Ведущая — Мария Бахтина

Ведущая: — Стремительный рост цен на бензин вызвал шок в российский городах. Его нехватка стала причиной немалых потерь урожая на селе. Это происходит в стране, располагающей крупнейшими в мире запасами энергоресурсов. Почему? Что случилось?

— Тут целый комплекс причин, главная из которых — это, конечно же, тот кризис, который мы имеем возможность наблюдать на протяжении целого ряда лет в топливно-энергетическом хозяйства страны. Нынешнее повышение цен, оно носит больше психологический оттенок в связи с тем, что вы знаете, что с 1 января резко повышаются акцизы на нефть. А учитывая нашу практику, учитывая то, что многие коммерческие компании готовы, погнавшись за сиюминутной выгодой, забывать об интересах общества, об интересах государства, часто этим пользовались и десять лет назад, и пятнадцать лет назад и во все времена последнего этапа, этапа реформ в России.

— То есть повышение цен на бензин — это только видимая часть проблемы? Почему в стране целые области оказались на грани жизни и смерти из-за отключения электроэнергии?

— Сегодня пытаться обвинять то ли РАО ГАЗПРОМ, руководство РАО ГАЗПРОМ, то ли руководство РАО ЕЭС — это было бы, наверное, слишком примитивно. Потому что, я еще раз повторяю, весь айсберг проблем, большая часть которого находится в подводной части, это те проблемы, которые накопились десятилетиями. Сегодня перед страной, перед президентом, перед правительством и перед депутатами ГД, которых волнует эта проблема, сегодня стоит задача комплексно подойти к решению проблем всего топливно-энергетического комплекса. РАО ЕЭС это малая составная часть. Но будем так говорить, он неразрывно связан со всем топливно-энергетическим комплексом. В общем— то, те проблемы, которые возникают сегодня в тех или иных регионах, во многом связаны с тем, что слишком поспешно принимались решения и отдавались на откуп регионам те или иные куски энергетических систем. Я и многие депутаты нашего комитета, той же межфракционной группы ЭНЕРГИЯ, считают, что не может быть нормальной ситуация в стране, когда, предположим, в Иркутске цена киловатт-часа стоит 6 копеек, а в том же Благовещенске — 80.

— Вы считаете, что проблему топливно-энергетического кризиса невозможно решить естественно без участия государства, и прежде всего ее надо решать законодательно?

— Безусловно. Сегодня, решая проблему, в частности, в коммерческой структуре РАО ЕЭС, не учитывая проблемы всего топливно-энергетического комплекса, это детская забава. Потому что будучи неразрывной частью этого комплекса, РАО ЕЭС не в состоянии решить свои проблемы, когда весь комплекс в кризисе.

— А в чем состоит проблема РАО ЕЭС?

— Проблема РАО ЕЭС, как я уже сказал, заключается в том, что более половины мощностей или основных фондов этой энергосистемы страны в общем-то уже изношены. Если темпы их износа и неспособность правительства и нас как депутатов ГД повлиять на то, чтобы основные фонды восстанавливались, то уже через четыре— пять лет во всех топливно-энергетических областях мы будем свидетелями серьезного энергетического кризиса.

— Вы хотите решить эту проблему путем привлечения инвестиций или как?

— Ну и привлечением инвестиций в том числе. Это одна из составных частей. Надо честно сказать, в нашем обществе за десятилетия советской власти привыкли к тому, что электроэнергия и, будем так говорить, газ и вообще все энергоносители как бы падают нам с неба и, в общем-то, за них не надо платить, что и порождает сегодня огромное напряжение между тем же РАО ГАЗПРОМОМ и РАО ЕЭС. Это не проблема Чубайса и Вяхирева как таковых. Это проблема, которая порождена десятилетиями отношений, десятилетиями воспитанного советского менталитета у людей, когда привыкали к тому, что за электроэнергию, за газ платить не надо.

— То есть у нас неправильные расчеты?

— Да, когда при формировании бюджетов субъектов Федерации, будем так говорить, расходы на жилищно-коммунальное хозяйство или на энергетику вообще не учитывались. Не может быть нормальной ситуация в том же РАО ГАЗПРОМЕ, которому государство должно уже на протяжении нескольких лет. Надежды на то, что оно вернет долги, становятся все более призрачными. Мы, будучи реалистами, прекрасно понимаем, что эти долги возвращены не будут. Но это те деньги, которые не пошли на обновление основных фондов. Это те деньги, которые не пошли на обновление газовых систем, компрессорных станций. Это те деньги, которых сегодня хронически не хватает для того, чтобы восстанавливать генерирующие мощности в РАО ЕЭС РОССИИ. Но вы же понимаете, не может двигатель работать бесконечно, если не восстанавливать его ресурс.

— И все-таки цены на бензин растут. Как следствие этого растут цены на все товары народного потребления. Ведь перевозки дорожают, а в конечном итоге все это ложится на плечи налогоплательщика.

— Если гнаться за популистскими заявлениями, я должен был бы сказать, что да, это сделать очень просто. Стоит только заложить какую-то сумму денежных средств в бюджет для того, чтобы наше население почувствовало себя комфортно и уютно. Но я буду откровенен и перед вами, и перед аудиторией. Рассчитывать на то, что повышения цен на топливо, на бензин не будет, было бы наивным. Да, оно должно быть. Оно предусматривается. Но очень хотелось бы, чтобы это было не резкое движение, или не резкий всплеск цен, как это происходит зачастую у нас. Очень хотелось бы, чтобы этот рост цен обуславливался экономическими факторами, а не психологическими, как я уже сегодня объяснил.

— Ваш прогноз. Как долго будет это продолжаться?

— Мне бы очень хотелось, чтобы эта проблема была разрешена уже вчера. Я думаю, что тут совместными усилиями и правительства, и ГД, в общем-то, на этот процесс можно повлиять в течение двух-трех недель. Я очень хочу верить в то, о чем сказал Виктор Христенко, что в ноябре ситуация будет нормализована или стабилизирована.

Телеканал «РТР» 15 октября 2000 г.


 дизайн:
Web-Мастерская