БИОГРАФИЯ


КАТРЕНКО
ПУБЛИКАЦИИ
РАБОТА С ИЗБИРАТЕЛЯМИ
ЗАКОНОТВОРЧЕСТВО
ПАРТИЙНАЯ ЖИЗНЬ
ПОЗИЦИЯ
ПУБЛИКАЦИИ
ПИСЬМО ДЕПУТАТУ
ФОТОГАЛЕРЕЯ
ПРЕСС-СЛУЖБА
поиск

«Зеленый свет» — прагматизму»

Газета «Век»
26 января 2001 г.

С Владимиром Катренко беседовал Константин Баскаев

Не одними нефтедолларами сильна Россия. 2000 год был для нашей экономики удачным. Но достижению экономического роста в семь процентов во многом способствовали высокие цены на нефть. Сможем ли мы поддержать экономический рост, если эти цены будут снижаться? На вопросы «Века» отвечает председатель Комитета Госдумы по энергетике, транспорту и связи Владимир Катренко.

Правительство и Дума, закладывая в бюджет на 2001 год среднюю цену нефти в 21 доллар за баррель, на мой взгляд, достаточно точно определили минимальную планку. И большинство экспертов прогнозирует колебания в диапазоне 20-25 долларов за баррель. Ясно, что вокруг цен будет идти борьба. США, другие страны Запада задействуют все рычаги давления на нефтедобывающие страны, но и те многому научились. В итоге должен сложиться некий компромисс, устраивающий всех.

— Серьезным подспорьем могла бы стать реализация такого плана: страны ЕС увеличивают инвестиции в наш ТЭК, а мы удваиваем поставки энергоносителей в Европу.

Мне довелось обсуждать эти проблемы в Европарламенте с комиссаром по энергетике, транспорту и связи Лайолой де Паласио. Европейцы, напуганные топливным кризисом, стали куда больше думать о роли России. Многие откровенно признаются, что видят в российском газе своего рода понтон для евро в конкуренции с долларом. Конечно, все, что можно сделать для увеличения валютных поступлений, для расширения присутствия на европейском рынке, надо делать.

В то же время я бы предостерег от эйфории: мол, заключим газоэнергетический альянс с Европой и за счет этого решим все проблемы. Уместно вспомнить, что в начале 80-х идея подобного альянса обсуждалась, но США сумели сорвать его игрой на понижение нефтяных цен. Кроме того, нам надо быть готовыми пройти через жесточайший торг по поводу условий поставок газа. В этом торге будет постоянно присутствовать и тема наших долгов Западу, и многое другое. Выход один — грамотно и настойчиво торговаться за свои интересы. Европейцам нужен газ, а нам нужны инвестиции в строительство трубопроводов, в том числе в обход Украины, в освоение новых месторождений. Не стоит зацикливаться на Европе.

Очень правильно, что в Энергетическую стратегию России до 2020 года вошел тезис о преодолении зависимости от европейского рынка энергоресурсов, диверсификации экспортных потоков в южном и восточном направлениях, и прежде всего — в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Прекрасные возможности для этого открываются, в частности, в связи с перспективами Ковыктинского газоконденсатного месторождения.

В декабре Госдума приняла закон, которым разрешается разработка этого месторождения с использованием соглашения о разделе продукции (СРП) — льготного налогового режима для инвесторов. За минувший год наш комитет провел через Думу шесть законов по СРП по крупнейшим месторождениям, каждый из которых дает «зеленый свет» крупнейшим инвестиционным проектам, «стоящим» от 6 до 22 млрд. долларов. Нынешняя Дума в этом отношении более прагматична, чем предыдущая.

— Понятно, что при любых ценах на энергоносители их экспорт еще долго будет для нас основным источником поступления валюты. А есть ли еще источники доходов?

Россия богата природными ресурсами. Но разве это все, чем Бог одарил ее? У нашей страны уникальное географическое положение. Многие страны хорошо зарабатывают на транзите. И мы, если сумеем эффективно задействовать транспортный коридор Париж-Берлин-Москва-Владивосток (второй панъевропейский), можем получать 5 млрд. долларов в год. Но сегодня значительные объемы грузов из Европы идут в Азию, минуя Россию.

Что касается рынка высоких технологий, то нам нужно прежде всего избавиться от иллюзий. С распростертыми объятиями никто нас и наши даже самые блестящие ноу-хау не ждет — за эти рынки надо бороться. Тут есть и такие проблемы, которые связаны с преодолением собственных комплексов. Сколько шума стоит, к примеру, по поводу проекта по выходу на мировой рынок переработки облученного ядерного топлива (ОЯТ). Депутаты, мол, одобряя предлагаемые законопроекты, дают «добро» на превращение страны в мировую свалку отходов. Но ОЯТ — это вовсе не отходы. Это ценное сырье, которое можно перерабатывать и использовать. И рынок этих услуг не занят. А мы обладаем передовыми технологиями переработки ядерных материалов, опытом разработки и эксплуатации реакторов. И это позволяет не ждать инвестиций в атомную энергетику, экологические программы, а заработать их в объемах, измеряемых десятками миллиардов долларов.

Надо становиться прагматиками. Не ждут нас на Западе с нашей машиностроительной продукцией. Но есть ведь и такие страны, где ждут. Допустим, Ирак. Да, тут действуют сегодня запреты ООН. С мировым сообществом мы, разумеется, обязаны считаться. Но в то же время и о своих интересах забывать нельзя.

В прошлые годы в Ираке работало до 18 тысяч наших специалистов. Ежегодные объемы экспорта в эту страну измерялись миллиардами долларов. Когда санкции с Ирака снимут, американцы в числе первых рванутся туда. Понимая это, представители наших нефтяных и машиностроительных компаний действуют на опережение, ведут с иракцами переговоры о крупных контрактах. Но о каком ведении дел может идти речь, если у нас нет прямого воздушного сообщения?

Недавно мы обсудили эту проблему на заседании комитета. И выяснилось, что режим санкций не предусматривает эмбарго на все воздушные перевозки. Для того чтобы полностью восстановить воздушное сообщение, потребуется целый комплекс мер и действий со стороны МИДа, Минтранса, иных ведомств. И это надо делать оперативно.

— Вы утверждаете, что нынешняя Дума более прагматична, чем предыдущая. Но главные ее законотворческие достижения в минувшем году были связаны не с экономикой, а с федеральной реформой, с принятием государственной символики.

Формула прагматизма такова: меньше идеологии и политики и как можно больше экономики. Нельзя сказать, что для экономики ничего не сделано. Налоговый кодекс с 13-процентной, «плоской» шкалой подоходного налога, законы по СРП. В принципе нынешняя Дума способна на большее. Но это был год расчистки политических и идеологических завалов. При повышенной политической температуре ни принимать нормальные экономические законы, ни налаживать инвестиционный климат невозможно. Поэтому 2000 год мы должны помянуть добрым словом за то, что эта температура стала близка к нормальной. Это фактор, который для экономики даже более важен, чем высокие цены на нефть.



 дизайн:
Web-Мастерская — студия веб-дизайна


наверх